вторник, 26 января 2010 г.

Точка отсчета атомного проекта СССР


Советский циклотрон


9 января 1943 года Игоря Курчатова вызвали из Казани в Москву. Он отрастил бороду и отшучивался: "Не сбрею, пока фрицев не разобьем!" С тех пор и появилось у него прозвище "борода". Еще не было принято решение о советской атомной программе, а Курчатов уже объехал несколько городов, куда эвакуировались участники его атомного семинара. Он словно предчувствовал: вот вот ситуация изменится и подбирал себе команду. Курчатов не ошибся.

Вот что писал в своих воспоминаниях Вячеслав Молотов: "Мне было поручено найти такого человека, который мог бы осуществить создание атомной бомбы. Чекисты дали мне список надежных физиков и я выбирал. Вызвал к себе академика Капицу. Он сказал что мы к этому не готовы. Спрашивали и Йофе, он тоже как-то неясно к этому отнесся. Короче, был у меня самый молодой и никому еще неизвестный Курчатов. Ему не давали ходу. Я его вызвал, поговорили, он произвел на меня хорошее впечатление". Первое, что доверили прочесть Курчатову в кремле был похищенный английский доклад 1941 года. На вопрос Молотова "Как материалы?" Курчатов ответил: "Замечательные материалы, как раз то, чего у нас нет. Курчатова поселили в гостинице Москва. Она в то время была на особом положении. По специальным разрешениям сюда селили только важных персон: высших офицеров, военных корреспондентов. Часовые у входа проверяли пропуска. Но в один из дней января в номере, где поселился Курчатов, встретились сугубо штатские люди. Они говорили на русском языке, однако смысл речей вряд ли мог быть расшифрован специалистами НКВД. Это был лексикон физики будущего: нейтрон, разделение изотопов, цепная реакция. Команда Игоря Курчатова разрабатывала тактику и стратегию будущего отрасли атомной промышленности СССР. Только через много лет будут рассекречены их имена и фамилии Исаак Кикоин, Яков Зельдович, Абрам Алиханов, Георгий Флеров. Этот день можно считать точкой отсчета рождения советского атомного проекта. Обсуждения длились больше месяца. Именно тогда был намечен путь, который приведет к созданию русской бомбы. Вот несколько строк из записки Курчатова наркому химической промышленности Первухину: "Бомба будет сделана из неземного материала, исчезнувшего на планете". Речь шла о плутонии. И примечание: "О написании этого письма никому не говорил, соображения, изложенные в пунктах: 1, 2, 3 известны профессору Кикоину и профессору Алиханову. Экземпляр единственный. Профессор Курчатов. 22 марта 1943 года".


Увы, это были только соображения. Реальные исследования атомного ядра не проводились в СССР с начала войны. Эвакуированные лаборатории разбросаны по Сибири и Уралу. Собственного урана не хватало даже для экспериментов. Было принято секретное постановление о создании новой лаборатории для Курчатова. Ее назвали "Лаборатория №2".


В марте 43-го Игорь Курчатов направил команду ученых в Ленинград разыскать генератор-циклотрон, изготовленный еще до войны. Они везли с собой более сотни посылок для коллег и родственников. В Ленинграде нашли части оборудования и с помощью солдат погрузили его в два товарных вагона. К тому времени Красной армии удалось разорвать кольцо и разблокировать железную дорогу между Ленинградом и большой землей. Вернувшись в Москву, они стали собирать циклотрон, но это казалось делом почти невозможным. Не хватало многих деталей и негде было взять.

           

Комментариев нет: