понедельник, 11 января 2010 г.

Урановое общество



Вторая Мировая война


Военные теоретики уже определили будущее сражение как войну моторов. И в самом деле, одна из причин поражения республиканцев в  Испании - устаревшее вооружение, в том числе и советское. В США поднялся в воздух VS-300 - первый в мире вертолет конструкции Игоря Сикорского. В Германии появился боевой реактивный Мессершмитт. Он достиг невиданной скорости - 774 км/ч, к счастью, его успеют сделать только к концу войны. А пока совершенствуются самолеты с поршневыми моторами. В Москве над новейшим скоростным истребителем И-185 работает талантливый конструктор Николай Поликарпов. "Все выше и выше и выше" - распевают в СССР и Германии на разных языках, но под одну мелодию. Теперь СССР и Германия, можно сказать, союзники. Заключен пакт о ненападении, а в секретных протоколах утвержден план раздела Польши и свободы действия СССР в прибалтийских странах. Первого сентября британское телевидение прерывает свою передачу с фильмом о микки маусе и сообщает о вторжении немцев в Польшу. Через два дня Англия и Франция вступают в войну против Германии.



16 сентября 1939 года, когда войска Вермахта завершали оккупацию Польши, в Берлине к дому номер 12 на Харденберг-штрассе подходили интеллигентные люди с чемоданчиками в руках. Среди них были знаменитые физики: Отто Ган, Пауль Гартан, Ганс Гейгер и молодые, еще не известные ученые. Все они получили повестки и должны были обязательно явиться в департамент армейского вооружения. Это значило только одно: мобилизация. В чемоданчиках были: фотографии родных, теплое белье, книги и прочие необходимые на фронте вещи. Но содержимое чемоданчиков не понадобилось. Ученым предстояло служить рейху на своих рабочих местах. После нескольких совещаний было создано урановое общество. Им предстояло сделать урановую машину - реактор и исследовать возможности создания бомбы на основе ядерного деления. Во главе проекта поставлен Вернер Гейзенберг - руководитель крупнейшего физического института общества Кайзера Вильгельма. Совсем недавно, всего лишь летом этого года, он ездил по университетам Америки, читал лекции по ядерной физике, встречался со своим другом Энрико Ферми. Ферми, недавно сбежавший от Муссолини, убеждал Гейзенберга покинуть Германию, чтобы не стать пособником нацистов в создании атомной бомбы. Гейзенберг не питал иллюзией по поводу нацизма, понимал, что война неизбежна, даже купил себе дом в горах. Как он сказал: "Убежище на случай  катастрофы". Но в Германии оставались его дети, любимая жена, студенты в его университетах и, на конец, институт физики. Он сказал тогда Ферми: "Все от катастрофы бежать не могут" - и вернулся в Берлин. 


Уже через два месяца с момента старта уранового общества Вернер Гейзенберг завершил проект реактора на основе обогащенного урана - 235. Предполагалось, что замедлителем нейтронов станет графит или тяжелая вода. В результате управляемой цепной реакции должно получиться взрывчатое вещество, обладающее чудовищной силой. Генералы поверили и подписали договор с урановым обществом о разработке атомного оружия. Но пока не обогащенного урана, не чистого графита, не тяжелой воды у физиков не было. Гейзенберг убеждал своих друзей: Можно со спокойной совестью исследовать теоретические проблемы атомного реактора, создание бомбы в ближайшие годы не реально. Но успехи германской армии изменили ситуацию. Крупные запасы урана захвачены в Бельгии, в Норвегии - единственный завод по производству тяжелой воды. А в довершении всего, после победы над Францией, в Париже, в распоряжении немцев оказался крупнейший в Европе циклотрон, построенный в лаборатории Жолио Кюри. Теперь возможность создать первый в мире урановый котел стала вполне реальной. Казалось бы, от успеха их отделяет всего лишь шаг - другой. Но как только заработает построенный реактор появится очищенный уран, а это начинка для бомб, и утаить ее невозможно. А значит нацисты потребуют, заставят сделать следующий шаг. Об успешном начале германского уранового проекта скоро стало известно и в Европе и в Америке. Но пока только ученые понимали что значит атомная бомба в руках Гитлера, да и то далеко не все.


В Вашингтоне, наконец, новая попытка Сцилларда увенчалась успехом. Американский финансист и промышленник Эрнст Сакс добился встречи с Рузвельтом и передал ему письмо Эйнштейна. Рузвельт пожелал удачи физикам. Сакс настроял на второй встрече, но Рузвельт снова не увидел особой нужды в создании неизвестной никому атомной бомбы. И тогда Сакс привел пример ошибочного решения Наполенона, отказавшему в помощи Фултону, изобретателю паровых судов. Рузвельт вызвал военного помощника - Генерала Эдвина Уотсона, которого все называли "Па". И в тот момент была сказана историческая фраза: "Па, это требует действий!"


Когда немецкие войска двигались по дорогам Франции, из порта Бардо отплыли три парохода. На одном из этих судов был установлен плот с закрепленными на нем канистрами тяжелой воды. Два сотрудника лаборатории Кюри должны были в случае гибели судна спустить плот на воду и ждать на нем английских спасателей. Одно судно было потоплено немецкими самолетами, но два спаслись и тяжелая вода оказалась в Англии. Немецкие войска вошли в Париж и уже через несколько дней Жолио Кюри был вызван в Гестапо. Допрос длился 14 часов. Что-то Жолию Кюри скрыл, в чем-то отделался общими фразами, но на вопрос о том, где тяжелая вода, ответил конкретно: "Она затонула вместе с судном, которое везло ее в Англию". Он сказал даже название парохода, того самого, что погиб от немецкой торпеды. Ему поверили и оставили право руководить лабораторией. Правда группа немецких физиков пыталась увезти новый циклотрон в Германию, но Кюри уговорил их: исследования лучше проводить на месте. Но скоро, по непонятным причинам, в циклотроне обнаружилась серьезная поломка. Он был остановлен для длительного ремонта и Фредерик начал мастерить самую обычную взрывчатку для участников сопротивления.           

1 комментарий:

Анонимный комментирует...

Вы пишите, что с Рузвельтом встечался американский финансист и промышленник Эрнст Сакс. можете дать ссылку о ком идет речь.

Спасибо!