суббота, 14 ноября 2009 г.

Новое понимание вещей



ядерная физика

1913 год. Каждое утро Мария Кюри быстрым шагом проходит по железнодорожной улице городка Сопель - предместья Парижа чтобы успеть на утренний поезд. Эта сорокалетняя женщина всегда в трауре: молчаливая, сосредоточенная. Через полчаса она уже в лаборатории. Только здесь Мария несколько оживляется, работа захватывает ее. Она должна продолжить то, что начинала вместе с Пьером. Если он, впервые обжигая свое предплечье, опробовал на себе излучение радия, то она определяет точные дозы препарата, необходимые при радиотерапии. Они вместе начинали писать руководство по радиоактивности и теперь Мария заканчивает этот 900 - страничный труд. После решения академии, Мария строит институт радия, но силы ее на исходе. В последствии, младшая дочь Елена напишет в своей книге о матери: "Одно из самых страшных детских воспоминаний - это та минута, когда мама посреди нашей столовой упала на пол, потеряв сознание. На этот раз, Мария одолела недуг. В 1911 году, в Стокгольме, за работы, которые она провела в последние годы, Марии Кюри вручена нобелевская премия по химии. Никогда еще, ни один ученый не удостаивался такой чести: стать дважды лауреатом нобелевской премии.


В июле 1914 года торжественно открывается институт радия. Когда Мария Кюри обнаружила, что всего лишь 28 граммов радия могут бесконечно испускать 4000 калорий в час, Альберт Эйнштейн увидел за этим процессы происходящие во вселенной. Ряды приверженцев нового направления растут. Русский ученый, геохимик - Владимир Вернадский на съезде Британской Ассоциации наук впервые участвует в дискуссии о радиоактивности и возвращается в Россию очарованный, восхищенный новой наукой. Открылись источники энергии перед которыми бледнеет сила пара, электричества, сила взрывчатых, химических процессов. Вернадский начинает стучаться во все двери, он буквально кричит: "Мы отстаем! Без урана невозможны никакие исследования!" Вернадскому удается найти деньги на экспедицию. В средней азии, в предгорье Алайских гор, на заброшенном руднике, он находит радиоактивный минерал. Благодаря стараниям Вернадского в Петербурге открыта первая радиологическая лаборатория. В 20-е годы она превратится в радиевый институт. Но чем глубже Вернадский погружается в мир атома, тем острее встает перед ним проблема: Сумеет ли человек воспользоваться этой силой? Направить ее на добро, а не на самоуничтожение. Дорос ли он до умения использовать ту силу, которую неизбежно должна дать ему наука? Пройдет много лет, Вернадский получит письмо от сына из Нью-Йорка с вырезкой из газеты о расщеплении атома ядра, и снова Вернадский забьет тревогу. Напишет в совнарком, академию науки - буквально заставит правительство собрать крупнейших ученых в урановую комиссию. Радиоактивность притягивала как магнит.

Защитив докторскую диссертацию, в Англию едет молодой ученый - Нильс Бор. Он талантлив, искрине влюблен в науку и прямодушен. Прочитав статью руководителя знаменитой Кавендижской лаборатории Джозефа Томсона он говорит ему на плохом английском языке: "Сер Джозеф, вот тут вы написали глупость!" И, естественно, оказывается в Кембридже персоной нон-грата. Но эта неудача оборачивается успехом. Бор знакомится с Резерфордом и, вскоре, осмеливается исправить и дополнить модель атома. В конце 1913 года он пишет Резерфорду: "Может совсем близко огромное, непредвиденное расширение нашего понимания вещей". Кто мог тогда предположить, что теория строения атома в недалеком будущем изменит политическую структуру мира, потрясет основы жизни.

Комментариев нет: